Мама моется в речке

Сложно сказать сколько это продолжалось минуту или мгновение, но Саша уже почти не дышал и его член был просто деревянным от напряжения, когда мама резко встала, сняла с себя уже совсем мокрые к тому времени трусики, и нагнувшись раком сказала:

— Да тебе видимо это нравиться, засунь-ка его сюда!

Саша резким движением воткнул свой хуй в скользкую пизду мамаши, вскрикнул — ааааааххх, и из его пениса полилась прямо внутрь мамы теплая сперма.

Маме тоже было достаточно лишь одного прикосновения — сильно сжав и не выпуская Сашин член в своем влагалище, задержав дыхание на несколько секунд она кончила с Сашей почти одновременно и из ее отверстия по ляжкам вытекала уже перемешанная — ее и Сашина — жидкость……..

Название: Мне нравится быть голым

Однажды проектный институт, в котором работала моя мама, организовал очередной выезд на природу. Такого рода отдых, называемый сейчас корпоративным, был весьма популярен в советское время. Тогда мне было, наверное, лет восемь-девять, поэтому я хорошо помню, как мы выезжали на речки и озера, а в этот раз — на самое большое и популярное в окрестностях Алма-Аты озеро Капчагай. Институт нанял служебные автобусы, которые доставили нас к замечательному песчаному берегу. Как всегда бывало, на таких выездах, взрослые приготовили себе закуску и принялись веселиться по-своему. Я познакомился с мальчишкой по имени Костя, и мы быстро нашли себе занятие. Конечно же, мы купались, а в перерывах между купаниями строили «городки» на песке, ловили мелкую рыбу и креветок банками с маленькими отверстиями в крышке, бегали по берегу в поисках ящериц. За такими занятиями, наверное, прошло полдня, прежде чем мой взгляд вдруг уловил одну маленькую деталь — на Косте не было плавок.

Это открытие несказанно удивило меня. «Как же так, ведь он старше меня, кругом столько девочек», — проносилась одна мысль, пересекаемая другой: «Почему я не обратил на это внимание раньше?». Заметив это, я, конечно же, ничего не сказал Косте, но почувствовал себя немного неловко в его компании и стал приглядываться к реакции окружающих. Самое интересное это то, что никому до этого не было дела: взрослые веселились, а группки других детей были заняты своими играми. Прошло немного времени после моего открытия, как я, увлеченный играми, забыл, что играю с голым сверстником. На обеде я спросил свою маму, не является ли это неприличным, что Костя не носит плавок. Мама в ответ предложила мне тоже раздеться и загорать вместе с ним голышом. Меня тогда охватило противоречивое чувство непонятного стыда, с одной стороны, и желание присоединиться к Косте, с другой. Когда мы пообедали и пошли на пляж, мама, видя мои сомнения, вновь предложила снять плавки. Было неловко и непривычно сделать то, чего не делал раньше. Но, в конце концов, я ведь и сам целых полдня играл просто с Костей, а не с голым мальчишкой. То есть, мне было интересно играть именно с ним и, по сути, не было дела, голый он или нет. Я, наконец, решился и быстрым движением стянул плавки, бросив их на пляжную подстилку. Сначала было немного неловко, но чувство это быстро прошло, потому что подошел Костя, и мы вернулись к своим занятиям.

Этот выезд на озеро запомнился мне еще и тем, что я выиграл приз в соревнованиях по ходьбе на ходулях. После обеда взрослых, которые были уже порядочно навеселе, потянуло на экстравагантные развлечения. Их, наверняка, задумали массовики-затейники еще перед отъездом на отдых, потому что все реквизиты, в том числе ходули, были подготовлены заранее. Я научился держать равновесие и передвигаться с большой скоростью на ходулях во дворе нашего дружного многоквартирного дома задолго до этой поездки. К полднику я достаточно обвыкся в своем новом «наряде», поэтому даже для участия в соревнованиях мне и мысли не пришло вновь разыскать свои плавки. Я просто встал в очередь желающих принять участие в соревнованиях и после нескольких «забегов» вышел в финал, где обыграл солидного дядьку.

Следующие поездки на озеро Капчагай и в этом году, и еще несколько лет после него я загорал исключительно без плавок. Впервые я стал стесняться своей наготы, когда мне исполнилось четырнадцать лет. Причем стеснение, почему-то касалось исключительно моих родных. Вот как это произошло.

Мы с бабушкой поехали в деревню к ее сестре. У нее каждое лето отдыхал мой двоюродный брат Олег, царство ему небесное — погиб на чеченской войне в 2000 году. Парень он был с моей точки зрения классный, однако, бабушка считала его испорченным, поэтому старалась контролировать все наши шаги. Но это так, к слову, отношения к делу не имеет, хотя подобный контроль всегда провоцирует на вещи недозволенные. Так вот, мы с Олежкой, который был старше меня на пару месяцев, здорово развлекались все лето в деревне. Ловили на колхозном току голубей, собирали грибы в лесу, помогали старшим по хозяйству — без чего деревенская жизнь не мыслима. Олега местные хорошо знали, поэтому в общую компанию меня приняли легко. Компания эта состояла из нескольких пацанов и двух девчонок. Девочки были в доску своими и, вроде, со слов Олега, позволяли мальчишкам многое. Не знаю, правда это или нет, свидетелем и участником этого не был. Может это все были подростковые фантазии моего брата. Единственное, могу сказать точно, это, то, что на речке девочки купались и загорали с нами полностью голыми. Меня это, конечно, ничуть не смущало, равно как и всех остальных в нашей компании. Все происходило как-то само собой, естественно. Когда мы в первый раз пошли на речку, я просто последовал примеру других и снял свои белые, непривычные по тем временам, трусы.

Так мы собирались на речке всю первую неделю моего пребывания в деревне почти каждый день. В конце недели дед Коля, муж бабушкиной сестры, истопил баню. Мы с бабушкой пошли париться первыми, пока баня была еще не очень жаркая. Так как ванная комната у нас дома была совмещена с туалетом, я никогда не закрывался во время приема душа, а частенько даже просил потереть спину мочалкой. Мне и в мысли не приходило стесняться родителей, в том числе женщин. Когда мы вышли из бани, мать Олега спросила бабушку, не стесняюсь ли я ее присутствия, потому как Олег уже давно не позволяет ей помогать ему купаться. Не помню, что ответила тогда бабушка, но то ли авторитет старшего брата на меня подействовал и желание подражать ему во взрослости, то ли что-то иное в вопросе моей тетки, но с тех пор я стал на отрез отказываться не только от помощи во время купания, но и от какого-либо присутствия близких женщин. То лето прошло, и мы вернулись в родной город Алма-Ату.

Весь год я принимал ванну уже самостоятельно. Тот вопрос моей тетки сделал во мне какой-то надлом. Я стал даже стесняться носить спортивные трусы во время уроков физкультуры и занятий моей любимой легкой атлетикой. На физкультуре я вынужден был носить трусы, так как это было требование формы, а вот на тренировках по легкой атлетике я носил трико. Трусы и шорты теперь были непривычной формой одежды. На следующий год с наступлением жарких летних дней, когда я собирался пойти во двор, мне предложили поменять штаны, в которых я обычно выходил гулять, на шорты. Несмотря на внутреннее желание последовать совету, я проявил внешний протест и категорически отказался это делать. Мать с бабушкой стали уговаривать меня, объясняя как это здорово и легко в жару гулять не в длинных брюках, а в коротких шортах. В это время к нам зашла соседка тетя Ира и присоединилась к уговорам. После тщетных увещеваний, женщины, сначала шутки ради, а потом и всерьез решили переодеть меня силой.

Обращаетесь ли Вы при лечении к специалистам?
Да, так быстрее, чем искать, то что может быть симптомом 10-20 болезней.
37.5%
Обычно не обращаемся, убираем симптомы и все проходит само.
22.61%
Лечимся только сами, да плохо заниматься самолечением, но бывает это лучше и быстрее чем обратиться к врачу(запись, очереди, непонятные назначения), быстрее сам себе поможешь.
39.89%
Проголосовало: 376

Они скрутили меня и после короткой борьбы (честно сказать, я особо не сопротивлялся), вызвавшей невольную эрекцию, я все же был переодет. Тетя Ира тогда, увидев мой упругий член, который вырвался наружу, когда стягиваемые штаны увлекли за собой трусы, отметила, что я стал уже большим мальчиком. Этот момент тогда отложил отпечаток то ли комплекса, то ли, наоборот, свободы от комплексов. Все лето я проходил в коротких шортах, наплевав, что мои сверстники уже предпочитали носить брюки. Считалось, что шорты — это детская одежда, а подростки, как взрослые, должны непременно ходить в брюках. Мой друг Сашка составил мне компанию. Я посоветовал ему не носить трусов под шортами, так как это было прикольно и удобно. В моменты, когда мы вечерами засиживались нашей компанией на лавочке во дворе, я, как и ожидал, ловил взгляды своих подруг, направленные в открываемое при широко расставленных ногах пространство. С этими девочками я вырос в одном дворе и знал их с раннего детства. Мы с ними еще в детсадовском возрасте продемонстрировали друг дружке секреты, спрятанные в трусах. Казалось бы, что они все равно ничего нового увидеть не могли, но я то с тех пор уже вырос и разница, наверное, все же была. Поэтому я не препятствовал любопытству и делал вид, что не замечаю. Мне нравилось вести себя свободно, хотя никаким сексуальным возбуждением эта демонстрация не сопровождалась. Днем мы с Сашкой на велосипедах часто уезжали к речке Большая Алма-атинка и купались там голышом целыми днями в компании других пацанов. Кстати, речка протекала по центру города и с моста, по которому ходили пешеходы и проезжал общественный транспорт, все хорошо просматривалось. Это, однако, не смущало ни нас, ни пешеходов. Мы просто отдыхали на летних каникулах так, как хотели.

Однажды тем же летом мои родители куда-то уехали и оставили меня дома одного. Обычно к вечеру они возвращались, но в этот раз они остались с ночевкой, и я это знал. Я целый день провел дома наслаждаясь возможностью пребывать без одежды. Когда наступила ночь, я все еще бодрствовал. Спать абсолютно не хотелось, поэтому мне пришла в голову мысль, пугающая своей странностью. Я решил сходить к речке, под тот самый мост, где мы с Сашкой обычно купались. Я надел джинсы и рубашку на голое тело и тихо, прислушиваясь к звукам ночного города прошмыгнул на улицу. В Алма-Ате даже по ночам тепло, город не успевает остывать от летнего зноя. Я шел по ночным улицам босиком, наслаждаясь переполнявшими эмоциями от предстоящего купания в ночной реке. Редкие прохожие, похоже, не обращали на меня особого внимания. Даже наряд милиции, встретившийся мне на пути, не поинтересовался, что делает одинокий подросток в столь позднее время на улицах города. Пройдя несколько километров, я, наконец, оказался в центре города у той самой реки. Я спустился под мост, внимательно вглядываясь в темноту и испытывая чувство неопределенного страха быть замеченным. Я скинул одежду, как только очутился под мостом, и аккуратно сложил ее на большом камне.

Странность моих действий пугала меня и доставляла, одновременно, удовольствие. Я прошел по набережной и окунулся в прохладную воду, стараясь не производить излишнего шума. Вода приятно пощипывала тело. В ночной реке отражались фонари, а по мосту проносились редкие машины. Вдруг я услышал какие-то приближающиеся голоса. Вскоре я смог различить фигуры двух мужчин, которые спустились под мост. Они были навеселе. Когда они расстегнули ширинки и начали отливать, я немного успокоился. Закончив свое дело, они так же быстро, как и появились, исчезли. Я все это время затаившись сидел в воде. Когда я удостоверился, что они ушли и не собираются возвращаться, я вышел из воды и пошел вдоль набережной, все дальше удаляясь от своей одежды. Теплый воздух приятно ласкал мое тело, мне было невероятно легко и свободно. Чувство страха сменилось необыкновенным возбуждением, которое я решил снять прямо посреди набережной. Удовлетворившись, я вернулся и, прихватив свои вещи под мышку, решил продлить новые ощущения, возвращаясь домой окольными путями. Сверчки — единственное что нарушало ночное спокойствие, даже машины более не проносились по улицам. Город спал. Я прошел незамеченным до самого дома. Было около трех часов ночи, поэтому я, не опасаясь быть застуканным, вошел в свой подъезд и, поднявшись до третьего этажа, тихо отомкнул дверь и проскользнул внутрь. Остаток ночи я спал так крепко, как никогда в жизни.

Все началось в 10 классе. К нам в гости приехала подруга матери с мужем. Их звали Анна Михайловна и Николай Иванович. Им было по 35 лет. Хотя на вид выглядели гораздо моложе. Встреча прошла весело. Родители и гости выпили много вина. Беседа была громкой. Николай Иванович начал рассказывать анекдоты о сексе. Родители, смутившись, сказали, чтобы я пошел погулять. Но Анна Михайловна заступилась, сказала, что парень уже взрослый, и не надо быть ханжами. Пошлости в анекдотах нет, а молодежь сама разберется, что к чему. Эта женщина мне нравилась. В ней было, что-то от кошки. Такая же мягкая, игривая и нежная. Голос Анны Михайловны был соблазнителен. И выглядела она просто супер. Ростом она была почти с меня. Тонкая талия, чуть широковатые бедра, грудь небольшая, а главное попка. Это было произведение искусств. Немного приподнята и напоминала спелый грецкий орех. По рассказам родителей я знал, что у Анны Михайловны это второй брак. От первого брака у неё дочь. Николай Иванович служил в армии прапорщиком. Служба наложила свой отпечаток на его жизнь. Трудно было представить, что такая женщина, как Анна Михайловна, могла связать свою жизнь с таким мужчиной. Николай Михайлович был запойным. Мог месяц не пить, но если пошел в загул, его не остановишь. Хотя достаток в семье был.

Читайте также:  На 5 неделе беременности растет живот двойня

Отец с Николаем Ивановичем пошли в магазин за выпивкой. Мама и Анна Михайловна, уединившись в спальни, рассказывали друг другу о своей жизни. Комнаты у нас были спаренные, и до меня доносился их разговор. Мама жаловалась, что я стал не управляемый, плохо стал учиться. На что Анна Михайловна сказала, что это период полового созревания. Играют гормоны. Пройдут года 2, и всё станет на свои места. Затем Анна Михайловна спросила маму, есть ли у меня девочка? Мама не знала. Пора уже иметь, заметила Анна Михайловна. Потом вспомнили свою юность. Оказывается у мамы и Анны Михайловны, был один на двоих жених. И я так понял, что они делили с ним постель.

Маме тоже было достаточно лишь одного прикосновения — сильно сжав и не выпуская Сашин член в своем влагалище, задержав дыхание на несколько секунд она кончила с Сашей почти одновременно и из ее отверстия по ляжкам вытекала уже перемешанная — ее и Сашина — жидкость……..

Если увидеть маленькую речку, родник или же протекающую по улицам воду, в которой не может утонуть человек, то этот сон хороший, так как указывает на пользу и радость. А кто увидит себя пьющим воду из родника, того постигнет забота.

Но если увидеть себя купающимся в родниковой воде или совершающим омовение ею, то сон хороший, он означает, что вся печаль и забота пойдет на спад. И если у сновидца есть долг, то с ним расплатятся, если есть грехи, то они смоются, и если есть недуг в теле, то его вылечат.

Если во сне ручей впадает в реку или море, значит, быть спасенным от козней врагов и недоброжелателей. Увидеть тихий и чистый ручей, значит, в скором времени получить радостное известие. Видеть во сне мутный или окровавленный ручей, разрушающий и сносящий все на своем пути-к нападению врагов.

Но если увидеть себя купающимся в родниковой воде или совершающим омовение ею, то сон хороший, он означает, что вся печаль и забота пойдет на спад. И если у сновидца есть долг, то с ним расплатятся, если есть грехи, то они смоются, и если есть недуг в теле, то его вылечат.

Мама впервые купается голышом. Небольшой боди-арт на Камнях.

Время неумолимо приближало нас к концу нашего пребывания на море. Мы снова побывали на грязях, всё прошло как под кальку с первой вылазки. Только теперь появились чёткие разграничения – я с мамой, тётя с Меседрой. Меня это конечно задело, как так мне стали меньше уделять внимания, но похоже, мама компенсировала для меня это неудобство. Она стала ходить со мной купаться, собирать “Куринные боги”, делать мне массаж по Меседринной методе. Короче стала более активной. И замечания по поводу моего дружка практически прекратились. Я стал строже следить за местом, где приземлялся. Я полностью освоился и стал как дома, ходить по нашей комнате голым и спать тоже. Мама и тётя восприняли это с каким-то пониманием, как и в последние дни, перед отъездом сюда. Они вообще не обращали внимание на мой голый вид. И даже когда у меня случался стоячок они не трогали меня и не делали замечаний. Иногда к нам заходила Меседра, но и при ней я не одевался. “Тёте доктору” даже нравился такой мой прикид. Она хвалила меня, особенно за голый вид на пляже. Под конец, в мои ряды затесалась тётя и дома и на пляже (если были на камнях) ходила с голой грудью, а бывало и совсем голой.

И вот наш последний выход на пляж. Отправились уже привычно, на камни. Разбили навес. Тётя сняла халат и осталась в одних плавках. А я ещё далеко, сразу за пансионатом, разделся. Мама сказала, что в море попозже пойдёт и мы с тётей побежали в воду. Я оббрызгал её водой, когда она заходила. За это, метко так, получил песком по спине. Короче подурачились на славу.

Выйдя из воды и плюхнувшись на коврик (сходу на песок, после известного случая, не решался), получил после полотенца мягкий и приятный массаж от мамы. Она на практике использовала методику Меседры. Потом тётя попросила маму её помять, немного и мама переключилась на неё.

– А вот этот объект оставьте мне – услышал я голос Меседры.

Она, как всегда, незаметно подошла к нам. Она поздоровалась и сразу присев принялась за спину тёти. Та обернулась и как-то весело поглядывала на Меседру. А она ответила тёте какой-то необычной улыбкой.

– Ну я смотрю тут и без нас справятся. Последние дни. А я и не купалась толком, и не загорала достаточно. Всё под навесом журналы листала – и посмотрев, на меня, добавила – Проводишь, где поглубже и дно песчаное?

Я подскочил и развернулся к морю, но мама остановила меня.

– Погоди. Разденусь. Тоже голышом попробую.

Я наверное рот открыл. Вот этого я, о т мамы, ну ни как, не ожидал.

А она, осмотревшись, стянула купальник и Меседра от удивления хлопнула ладошами. Мама предстала с выбритым лобком и аккуратной щелкой. Вчера, в душе, перед грязями, она решила сбрить остатки волос и тётя ей в этом помогла.

– Ну мать ты супер. Иметь двоих детей и так выглядеть … Блеск – не унималась в похвалах Меседра.

– Так девочки. Мы пойдём в море. А вы пожалуйста. Если люд будет приближаться, предупредите нас – попросила мама.

– Всё под контролем, подруга. Если что, купальник тебе в воду доставим – отрапортовала Меседра.

Мы пошли с мамой в воду. Я не стал на неё брызгать водой, как на тётю, а брал в ладошку и потихоньку растирал сначала по попке, а потом выше. А с переди мама сама растиралась. Наконец с возгласом: “Уххх …” – она окунулась в воду. Я тоже нырнул. Правда головой врезался маме в ногу, а когда вынырнул оказался прямо напротив лобка. Я, тогда, в душе, не рассмотрел маму после бритья, да и не стремился к этому. Сей час же я увидел буквально в полуметре гладкий лобок на незагоревшем теле, с красивой, как у девочки, щелочкой, только немного раздвинутой. Тело мамы ещё не привыкло к воде и на лобке, на губках, по бокам от щелки и ногам выступили пупырышки. Очень привлекательно. И я, сам не понял, как и почему, прикоснулся рукой к лобку и опустил до щелочки. Подержал немножко, даже пальцами поводил и тут же одёрнул руку, привстал и виновато посмотрел на маму, ожидая самого худшего. А она тихо засмеялась и мягко, без капельки зла сказала:

– Ты так одёрнулся, будто тебя током ударило.

Я опять, с ещё большим удивлением посмотрел на неё. А она, как ни в чём не бывало:

Я не смело протянул руку и снова коснулся щелки. Она была упругая и гладкая. Пупырышки спали. Мама начала привыкать к воде. Я провёл пальцами по щелке сверху вниз и и перевернул ладонь, чтобы запустить её между ног мамы. Я посмотрел на неё, а она в ответ легонько кивнула. Ладонь подалась, вперёд и я почувствовал, как мама сжала губки и закрыла для меня лоно писи. Я хотел высунуть ладонь, но мама сжала ноги, не отпустив её. Я осмелел и пальцы скользнули к округлостям попы и коснулись ануса. Мама улыбнулась, но ничего не сказала. Я поводил ещё немного ладонью пока мама не произнесла:

– Пойдём, где поглубже. Поплавать хочется – и погладив меня по голове и, как ни в чём небывало, добавила:

– Только я не буду тебя нырять подбрасывать, как твоя подружка.

Я опять начал подозревать, что мама, что-то знает о мне и Меседре. А она продолжала:

– Я не спортсменка, тем более без титулов. Поэтому и прыжками не занимаюсь. Это прерогати́ва твоей Меседры, испанской покровительницы прыгунов в воду и мимо воды”.

Мне стало смешно, когда я представил как, испанские прыгуны, падают мимо воды. Мама осталась довольна, когда увидела, что её шутка удалась.

Дальше плавали, мама даже пыталась нырять, но у неё плохо получалось, голова и туловище в воде, а попка сверху, не желая погружаться. Я даже смеялся с этих маминых попыток и надавливал рукуами на её попку, но тщетно. Ничего не получалось.

А вот до буйка мы доплыли и вцепившись в него, немного передохнули. Но ветерок начал подымать волну и мама скомандовала на берег. К берегу плыть было легче, волны подталкивали. Когда достигли отмели, были далеко сбоку от нашей стоянки и её прикрывало камнями. Людей не было видно и мы спокойно пошли в сторону навеса. Когда из-за камней показался белый тент, я увидел нечто такое, о чём не стал говорить маме. Хотя она возможно, тоже успела увидеть это.

Меседра и тётя сидели на коврике, под тентом и прижавшись друг к другу … целовались.

Пришлось влюблённым прерваться и пустить нас на коврик. Но они быстренько отправились в море. Правда, как мама не раздевались, тётя в плавках, а Меседра в купальнике.

– Нельзя – сказала она, беря тётю за руку – я на работе. Вдруг кто увидят.

А мы вытащили коврик на солнце. Мама решила поджарить свои белые участки. Расположившись на животе, она скрестила руки под головой и сказала:

– Теперь твоя очередь маме массаж сделать.

Не скажу, что я был в восторге от этого предложения, но я никогда не мял ей спину и мне было интересно.

– Посматривай вокруг – велела мама и подтянула к себе халат.

Я принялся за спину. Мял шею, плечи, лопатки, особенно позвоночник. А когда опустился к пояснице она пояснила:

– Теперь, после поясницы, переходи на попу и дальше на ноги, до самых пяток и потом обратно до шеи. И всё это не спеша и сильно не дави.

Я старался всё выполнять, как она говорила.

Это было не совсем легко, но я справился. Мама была довольна и сказав спасибо, перевернулась на спину, чего я, честно говоря, не ожидал.

– Начинай с плечей и к животу, а дальше к ступням, так же как и спину. Массируй всё, как положено. Хотя передохни немного – давала наставления мама.

Я несколько минут полежал, не забывая поглядывать по сторонам, а потом продолжил. После плечей не стал обходить грудь, а легонько массируя и задевая соски. Когда мял низ живота и переходил к бёдрам, несколько раз, как бы нечаянно, задевал губки писи, но мама не реагировала и я не стесняясь начал гладить их. Мама даже немного ноги раздвинула. Я не останавливался и она раздвигала их шире и шире, пока щелка не открылась представив моему взгляду красивый розовый бутон. Я начал водит пальцами по нему, поглядывая на маму и ожидая какой ни будь реакции на мою смелость. Мама же еле заметно кивнула головой и даже немного подалась вперёд. Я осмелел и увереннее начал гладить щелку. Мама вздрагивала немного и приоткрывала рот, когда я касался верхней части писи. Через минутку, она резко сжала ноги и напряглась вся, застыв на мгновение. Потом расслабившись, сказала томно:

Я снова начал массировать живот и дошёл до груди. Соски у мамы затвердели и красиво так смотрели в небо. Я, не спрашивая, нагнулся и взял один из них в рот и начал аккуратно посасывать, как раньше, на кухне. Я снова ожидал, что мама выскажет какое-то мнение по этому поводу, а то и накажет меня, но этого не последовало. Наоборот, когда я хотел приподнять голову, мама придержала её рукой, сказав:

– А теперь и вторую, не поленись.

Я, немного подавшись вперёд, взял и второй сосок, но с ним вёл себя уже смелее, даже слегка зубами покусывал. Так продолжалось довольно долго. Наконец я привстал, а вслед за мной и мама. Она потянулась ко мне и крепко и сладко поцеловала в губы, как весной в бане. Массаж ей точно понравился. Она излучала радость и веселье.

– Ручки просто волшебные – похвалила она меня и снова улеглась на коврик, раздвинув при этом ноги:

Тут и тётя с Меседрой появились. Тётя вредничала и всё тягала Меседру за трусы, при этом громко смеясь. Смеялась и Меседра, при этом говоря сквозь смех:

– Порвёшь трусы, с тебя стащу. Голая в пансионат пойдёшь. Короче дурачились они по полной.

Когда поутихли, мама предложила им тоже позагорать голышом. На что живо откликнулась тётя, быстро расставшись с плавками. А Меседра долго на решалась, всё поглядывая по сторонам и никого не увидев, сбросила купальник. Я же отправился на берег, поближе к воде и было интересно наблюдать, как они втроём загорали, расставив ноги, демонстрируя розовые бутоны. Причём не смыкали ноги даже тогда, когда я подходил к ним. Но постепенно они начали менять позы и бутоны исчезли. Только мама продолжала держать раздвинутыми ноги, уж больно ей хотелось, побольше загореть.

Читайте также:  Тянет низ живота задержка 4 дня что делать

После обеда, настроение упало. Ощущение, что послезавтра домой, конечно не огорчало, но неприятно давило. Хотелось ещё моря, песка и волн. Мама и тётя, после активного утреннего загара, решили, если не вздремнуть, то просто, хотя бы поваляться на кроватях. Мои доводы, что можно и под грибками, на пляже, это сделать, никакого действия не возымели.

Я вышел на территорию и медленно направился в сторону пляжа, высматривая по сторонам попутчиков. Никого не было. Я уже решил было сам идти к морю, но, сзади услышал знакомый голос Кисточки:

– Привет, печальный пилигрим. Почему сам и куда идёшь?

– Мои отдыхать завалились, а я вот, думаю на пляж проскочить. Попутчиков высматриваю – я обернулся и увидел Кисточку. Она, сегодня, выглядела необычно. По-домашнему как-то. Лёгкое платье, в горошек, было коротенькое, почти как у Лоры. Только ветер его не подымал, оно было более узкое.

– Помнишь я тебя о камнях спрашивала? Сегодня я свободна. Может, покажешь их мне? – игриво так спросила она.

– Только оттуда – сказал я и увидел кислинку на её лице – но не поленюсь ещё раз пройтись.

– А знала, что ты не откажешь. Сбегаю купальник одену.

– А зачем – сказал я просто так, как бы в шутку. Кисточка же, с лукавинкой, посмотрела мне в глаза и сказала весело:

– А действительно, зачем? Но коврик взять надо – и быстро зашагала в сторону корпусов.

Настроение у меня поднялось. Я всегда был рад встрече с морем. В ожидании я уселся на лавочку, лицом к морю и начал рассматривать далёких чаек.

– Привет. Чего ты здесь прохлаждаешься? Пошли на море – передо мной вырос Мальчиш, с полотенцем через плечо.

– Пойдём с нами – продолжил он и я увидел его маму. Я был рад им, но сообщил, что уже иду на камни с Кисточкой, на что Мальчиш начал дёргать маму за руку, то же напрашиваясь со мной.

– Да интересно бы конечно посмотреть. А далеко это? – его мама проявила интерес.

– Ну если мы не мешаем, то я не против по бережку прогуляться.

Мальчиш чуть ли не запрыгал от радости. А через минуту задрожал по настоящему, от удивления.

К нам подошла Кисточка, а с ней Одувашки и Цирюлька.

Цирюлька выглядела не как обычно. Раньше я видел её в строгих шортах и однотонной маечке, а здесь она предстала в коротком, пляжном платье, с глубокими вырезами спереди и на спине. Одувашки просто светились о радости.

Поздоровавшись с мамой Мальчиша, Кисточка сказала:

– Возле корпуса встретила Одувашек с их мамой. Она спросила о занятиях по рисованию. А я, сразу сообразила на счёт пляжа и предложила им, позаниматься видами природы.

Мама Одувашек согласилась и оставив их Кисточке, ушла куда-то по своим делам.

– Пришлось и реквизит взять – указала художница на сумку через плечо – Устроим фестивальчик рисунка на натуре..

Я не понял смысла, но уточнять, пока, не стал.

Цирюлька, которая тоже оказалась, в тот момент. там, рядом, изъявила желание поучаствовать.

Собралась не плохая компашка.

Мы не спеша, отправились к берегу и пошли в сторону камней. Ещё не выйдя за пределы пансионатовского пляжа, Одувашки сбросили с себя платьица, а через минуту и трусики, подставив свои бронзовые тельца под Солнце. Я, конечно же не мог, в такой ситуации, находиться в шортах и сбросил их. Плавки я уже давно не носил. Всё это и платья и шорты пошли в сумку к Цирюльке, которая понимающе их туда побросала. Мальчиш начал дёргать маму, на предмет, тоже позагорать и получив согласие и засунув свою одежду маме в сумку, присоединился к нам.

Когда грибки спрятались за песком, выразила желание позагорать и Цирюлька. Она отдала мне сумку с одеждой и начала развязывать узелок сзади платья, но он не поддавался. Пришлось мне повозиться. Сбросив платье и направив его в сумку, Цирюлька оказалась в одних трусиках, которые подтянула повыше, они немного попустились. В таком виде она выглядела совсем девчонкой, ну немного старше нас.

Так не заметно дошли до камней. Начали расстилать коврики для загара. Мы, детвора хотели сразу в море, но нас попросили подождать.

Цирюлька расстелив коврик и положив на него свою и нашу одежду, весело посмотрев на нас, сбросила трусики. Я заметил, что у неё были коротенькие волосы, не как раньше у Лоры, хотя Цирюлька была и немного старше. Сбросили платья и мама Мальчиша с Кисточкой. У Кисточки, под её коротеньким платьем, не оказалось трусиков:

– Как ты и говорил, а зачем купальник? – подмигнула она мне. У неё сильно выделялись незагорелые места и лобок был чётко очерчен внизу живота. Ближе я рассмотрел, что он был подбрит. Смотрелось очень красиво. Явно поддерживая нашу компанию, сбросила с себя лифчик и трусы и мама Мальчиша. Притом Мальчиш ещё и помогал ей улаживать их в сумку. Загар очень красиво лежал у неё на груди, а вот попа была недостаточно загорелой. Всётаки полностью оголяться, загорая, в отличие от Мальчиша, она не решалась.

Все отправились в море. Так как ник-то и не думал подгонять, накупались вволю. Выходили из воды подуставшие, но довольные. Мальчиша сразу взяла в оборот мама и давай насухо вытирать полотенцем. Я же достался Цирюльке. Она интересно так, не спеша, начала со спины, совсем как моя мама, положив левую руку на дружка, а правой работая полотенцем. Потом полотенце оказалось в левой руке, а правая рука на попе. Меня, эти, точь в точь, совпадающие с мамиными, движения, даже рассмешили. Я же вытер Цирюльке спину и попу и уже хотел отдавать ей полотенце, но она развернулась и я вытер и спереди. Она, явно довольная, вертела попой и мне было не совсем удобно вытирать, но её игра мне понравилась.

Кисточка тем временем, достала из своей большой сумки, баночки с краской, кисточки что-то наподобие мольбертов.

– А сейчас начнём фестиваль рисунка на теле – Кисточка произнесла это с каким-то завидным вдохновением (термина “боди-арт”, в то время ещё не знали).

На наши недоумённые взгляды, ответила:

– Это гуашь. Она легко смывается и не наносит вред телу. Вот, Цирюлька, мне поможет.

Кисточка весело осмотрела нас и сказала:

– Начнём с мальчиков, если они, конечно, не против.

Мы, мальчики, были не против.

– Я беру старшенького, а ты младшенького – обратилась Кисточка к Цирюльке.

– У мальчиков на теле, есть одна особенность, которая нам поможет в творчестве – Кисточка взяла меня за плечи, притянула к себе, присела и взяла пальцами дружка за прутик и повернула его туда-сюда, а потом приподняла и осмотрела яички. Потом зажав ствол в кулачок, начала легонько оттягивать его вниз.

– Прутик длинненький. Это хорошо. Попробую комарика. А ты – обратилась Кистока к подруге – А ты, попробуй слоника.

Цирюлька согласно кивнула и посмотрев на маму Мальчиша и получив одобрение, подвела его к себе и начала водить ладошкой по прутику, но длинней от этого он не стал.

– Будет детский слоник – сказала она Кисточке – С коротеньким хоботком.

Работа закипела. На наших животах начали расти портреты живности с хоботами, в качестве которых выступали наши членики. Я не мог рассмотреть свой рисунок, а вот у Мальчиша начали вырисовываться большие уши и округлые симпатичные глаза. Одувашки, очарованные, держали на груди сомкнутые ладошки и открыли рты от восторга. Маме Мальчиша тоже понравилась затея Кисточки и она даже высказала интерес и самой разрисоваться. Она снова прихватила фотоаппарат и щёлкала процесс работы художниц.

Рисовать они окончили одновременно. Мама Мальчиша, явно довольная, качала одобрительно головой, а потом попросила Кисточку присесть рядом со мной и сделала фото. Повторила с Цирюлькой и Мальчишом и наконец, обеих художниц, со своими моделями.

Дальше, достав ещё пару щёточек, Кисточка предложила нам с Мальчишом, раскрасить Одувашек, чем ввела их в неописуемый восторг. А сама, с Цирюлькой, взялись за маму.

Если мы, больше дурачились, то мама Мальчиша начала обрастать красивыми цветами, бабочками и гроздьями винограда. Весь процесс сопровождался шутками и смехом. Вскоре работа была окончена. И если Одувашки были просто набором мазков и случайных линий, то мама Мальчиша, была целым произведением искусства и заслужила нескольких фотографий.

А для заключительного фото, мы постарались и поработали над самими художницами. У меня, всё-таки получилось, нарисовать у них на спинах по Золотой рыбке, по паре Царевн-Лягушек и по Чебурашке. А к их треугольникам, внизу живота, пририсовал ровные линии. Получились довольно не плохо смотрящиеся копья. Каждый наносил штрихи на их тела и получился не плохой калейдоскоп. Общее фото закрепило в истории наши произведения.

Далее поступило предложение украсить тела галькой и ракушками и мы долго выкладывали их на тела Кисточки, Цирюльки и мамы Мальчиша. Никто не заметил, как Солнце начало падать за горизонт. Всем так понравилась сессия боди-арта, что решили предложить Лоре провести конкурс по этой тематике, пожалев. что на сообразили раньше. А так, на этом заезде, времени уже не оставалось.

Гуашь смылась легко и без следа. Даже жалко было, что тётя и моя мама не увидели такого великолепия. Мама Мальчиша успокоила, что сделает фотографии и всем раздаст. Тем более мы все из одного города.

Потом быстро собрались и отправились обратно, чтобы успеть к ужину. Мама Мальчиша и Кисточка накинули платья, а Цирюлька какое-то время шла с нами, детворой, голой, но когда появились грибки тоже оделась. Мы же – я , Мальчиш и Одувашки, голенькими шли до самого Замкового пляжа. Одувашки, даже в сам пансионат хотели идти не одеваясь, но всё-равно им, пришлось накинуть платьица.

Следующий день был посвящён сборам домой, хотя и пляж мы не забыли. Мама всё хотела получить равномерный загар, но времени было мало. Оканчивался первый заезд. Но мы всё-таки выбрали момент и сходили на камни. Вскоре подошла и Меседра. Мама, как всегда, посмотрела по сторонам, убедилась, что никого нет. Потом. сбросив халат, под которым не было ни купальника, ни трусиков, быстро окунулась и упала на коврик.

– Решила позагорать напоследок. А лишние тряпки решила не таскать – объяснилась она нам.

Меседра с тётей, тоже решили, последний день, отметить голышом. Интересно, что у тёти тоже под халатом ничего не оказалось, а у Меседры одни трусы, которые она, тут же сбросила.

Мы втроём, отправились в море. Видать подругам вода показалась холодной и они заходили медленно и неуверенно. Я быстренько их обрызгал, получив удовольствие от тётиного визга. А когда они уже окунулись, получили ещё по солидной порции песка по спинам. Но этот жест, для меня, даром не прошёл. Они погнались за мной и поймав на отмели, взявши одна за руки, другая за ноги и раскачав меня на раз, два, три, бросили на несколько метров. Приводнение было мягким. Я получил, свой, урок вежливости. Потом, опустившись глубже, они меня подбрасывали вверх и я пытался нырять. Иногда получалось. Когда вышли на мель, я учудил ещё одну шутку. Выбрав момент, скользнул Меседре между ног и попытался поднять её на плечах. Но не те тут-то было. Силёнок и роста оказалось маловато. А тётя, глядя на мои бесполезные потуги, заливалась смехом. Я чувствовал на шее волоски Меседры и нечто ещё, и подумал, что она меня сейчас отдубасит. Но она, вторя тёте, со смехом сказала:

– Пррыы … Приехали – и взяв меня за талию, приподняла и нагнувшись, усадила на плечи.

– Теперь ты на кобылке покатайся – под смех тёти сказала Меседра. Вдоволь надурачившись, отправились к своему лежбищу. Я втиснулся между ними и обнял обеих за попы. Потом вышел вперёд и остановил их, упёршись ладонями в их животы:

– А мы, что уже, на море не увидимся? – спросил я. Наверное, я слишком жалко выглядел, у тёти, как мне показалось, даже глаза увлажнились.

– В этом году, у меня уже отпуска не будет – только и сказала она. АМеседра, погладив меня по мокрой голове и легонько надавив пальцем мой нос, сказала:

– А я всё лето работаю. Так, что жду в Августе.

Я был благодарен своим женщинам, за чудесное время, проведённое с ними. Они навсегда заняли особое место в моей памяти.

Руся. Русалка. Прямая. Бесшабашная. Откровенная и не закомплексованная. Хорошая преданная подруга. Дитя Солнца и волн. Песка и ракушек. Молоденькая мама, мечтающая поиграть камушками, порезвиться и отдать тебе часть своей доброй щедрой души. И радовать, радовать всех искрящейся аурой.

Лора. Милая Лора, с настоящим греческим именем Ефросина, в честь богини Радости. И она несла радость, весело и непринуждённо, бросаясь из крайности в крайность и собирая всё самое важное и нужное в данный момент и неся эту радость в сердца людей, навсегда оставаясь в их памяти доброй привлекательной и такой очаровательной.

Шоколадная тётя. Властная, грациозная, умная, компетентная в своих познаниях и стремящаяся донести их до нуждающихся в них. Её энергия завораживала, а слова верны и убедительны. С первых минут общения с ней, она влюбляла в себя и больше не отпускала, пуская в ход всё своё обаяние.

Читайте также:  Когда резко шевелится малыш в животике он доволен едой или нет

Кисточка. Разноцветная кляксочка очаровавшая своей палитрой всех вокруг. Где она, там чёрное становится белым, а сумрачное солнечным. Ни один праздник не прошёл без её чарующего влияния.

Цирюлька. Волшебница расчёски, ножниц и кистей. Хорошая подруга. Надёжная и располагающая к себе честностью и откровенностью. Её уважение к старшим, её стремление к совершенствованию, стали примером для меня. А её уважение к младшим сразу располагало детвору. Отдавая всю себя людям, она становилась привлекательней и красивей.

Близняшки. Одуванчики. Мои Одувашки. Милые существа, созданные для моря и неба, ветра и облаков, для крыльев и горизонта, убегающего от их полёта. Но они будут лететь за ним и обязательно догонят. Маленькие Валькирии в обличье добрых фей. Общение с ними позволило понять мне, что детство, это бескрайний и бесконечный мир впечатлений и радостей познания окружающего нас мира.

Тётя. Богиня. Эталон красоты. С ней всегда легко. Она раскованная и весёлая. Вечная странница, солнечный пилигрим. Приносящая радость уже от того, что она просто есть и дарящая эту радость, ничего не требуя взамен.

Меседра. Гордая, сильная, красивая средиземноморка. Впервые в глубине её внеземных глаз я увидел искорки чего-то такого, что привело в состояние необузданного влечения и тяги к ней. И этот первый поцелуй. И её шёпот, от которого мурашки по телу. Это была первая, ярко вспыхнувшая и быстро погаснувшая любовь.

Мама. Сколько нового я узнал за этот короткий период. Она ничуть не изменилась и в тоже время стала другой. Красивей, потому что поняла это. Привлекательней потому, что захотела этого. Обаятельней потому, что стремилась к этому. Она моя королева и такой останется всегда. К ней хочется прижаться и впитывать этот поток любви и добра, который излучается ею, оставляя тёплый след в моём сердце.

А потом, утром приехал папа и мы отправились домой.

Я, немного подавшись вперёд, взял и второй сосок, но с ним вёл себя уже смелее, даже слегка зубами покусывал. Так продолжалось довольно долго. Наконец я привстал, а вслед за мной и мама. Она потянулась ко мне и крепко и сладко поцеловала в губы, как весной в бане. Массаж ей точно понравился. Она излучала радость и веселье.

Здесь Вы можете посмотреть онлайн и скачать видео Мамаша Сыном Ванной в хорошем качестве.Рекомендуем посмотреть первое видео Мама Застукала Сына длительностью 3 мин и 12 сек.

Обратите внимание! Все видео были найдены в свободном доступе сети интернет, а сами файлы не хранятся и не загружаются на наш сервер. Если Вы являетесь правообладателем или лицом, представляющим правообладателя, и не хотите чтобы страница с видео, нарушающие Ваши права, присутствовала на сайте, воспользуйтесь данной формой.

Здесь Вы можете посмотреть онлайн и скачать видео Мамаша Сыном Ванной в хорошем качестве.Рекомендуем посмотреть первое видео Мама Застукала Сына длительностью 3 мин и 12 сек.

Музыка

Я — фотограф

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Денис не мог забыть свои впечатления от первого похода в фантастический мир женской бани. В этом рассказе описываются страсти второго посещения. На этот раз сама мама попросила повариху школы Светлану взять сына с собой.

Денис проснулся от сладких судорог. Он откинул одеяло и увидел, чем закончились эти судороги: яйца и бедра были залиты густой спермой. Член еще содрогался.

Денис закрыл глаза и в сладостной истоме продолжал наслаждаться картинами, которые вызвали эти судороги поллюции. Женская баня. Вот он сидит на полных коленях у Светланы и сосет ее груди, а она дрочит его член, потом отрывает его голову от больших коричневых сосков и целует взасос. Вот он целует промежность Аленки, она стонет.

В школе мальчик не мог сосредоточиться. Он смотрел на учителей и не видел и не слышал их. Перед его взглядом мелькали голые женщины. Он дрочил на них.

-Колесников, ты, что, оглох? What do you think?” – Аленка склонилась над ним: «Почему ты не записываешь за мной?»

Как мог Денис записывать, когда прямо на него смотрели острия сосков? Алена Станиславовна, разумеется, была в кофточке с широким разрезом на груди. Но Денис голову не мог поднять выше этого разреза. Он раздел ее взглядом, он ясно видел стоячие груди Аленки и его член давно уже требовал встречи с сосками.

Учительница удалилась. Выпуклости ягодиц перекатывались при ходьбе. Денис, видевший Аленку голой, волнуясь, смотрел вслед и улавливал каждое движение молодой женщины.

-«Мам, а мам! Когда мы еще пойдем в баню?» — вопрос сына был немного неожиданным. Мать посмотрела на календарь: «В этот раз не выйдет. У меня педсовет – надо готовиться. Сам иди… Или ты не помоешься как следует. Я видела : над тобой надсмотрщик нужен. Может с сестричкой?»

-«Да не пойду я без тебя» — та залилась краской.

-«А можно со Светланой?» — «Почем у вдруг с ней?» -«Она обещала, что поможет мне» . Мать бросила на Дениса испытующий взгляд, немного подумала и сказала: «Ладно, я попрошу ее помыть тебя как следует. Женщина она уже взрослая. Ей тебя, оболтуса, можно доверить».

Мать, конечно, ничего не заподозрила. А у Дениса с т о я л как часовой. Сердце билось в сладостном предчувствии.

Денис еле дождался школы. Сразу же помчался в столовую. Светлана, наклонившись, перебирала яблоки. –«Какой же у нее мощный зад! Скоро я смогу к нему прикоснуться»

-«Тетя Светлана! С вами мама говорила?»

Светлана разогнулась и со смешком посмотрела на парнишку:

«Ну дает твоя мама! Как я возьму тебя такого мужика в женскую баню? Я видела твоего «дружка» — он уже стоит. Хотя…» — она оглядела Дениса с головы до ног и сказала нечто странное:

-«Маленький х-ек в п-де королек. Ладно, приходи пораньше, скажем к пяти. Школьных еще не будет. Не опаздывай»

Денис был у входа в баню уже в полпятого. Он с волнением наблюдал движение женщин. Вот они в пальто – худые, полные, молодые, старые. Кто-то с детьми…Денис пока никого из своей школы не видел.

А вот и Светлана.Молодая женщина взяла мальчика за руку и, как маленького, ввела в баню. Сердце Дениса стучало как пулемет Кассирша удивленно смотрела на большого мальчика в детских шортах. «Да не парься, Иванна- мать его, ты знаешь ее, завучем работает, попросила взять и помыть. Да он уже здесь был- не в твою смену. Он еще маленький», — успокоила Светлана кассиршу .

Кассирша Ивановна подозрительно окинула взглядом мальчика,и разрешила:

— «А, так? Ну, пусть идет с тобой» Светлана и Денис вошли в предбанник. Мальчик словно пересек запретную границу между двумя мирами. Сердце и стучало и ныло от предчувствия наслаждения, хотя Денис уже второй раз входил в этот фантастический мир. Чтобы найти свободный шкафчик, пришлось пробираться сквозь заполненные голыми и полураздетыми женщинами и девочками проходы. При этом Денис натыкался на груди и попы, испытывая наслаждение от прикосновений, стараясь, как бы случайно, продлить их.

— «О, Людочка, Олечка, девочки- плевочки, подвиньтесь, мы тут с племяшкой моим разденемся, не возражаете?»

— «Ты что, Светка, рехнулась – приволокла мужичка к голым бабам» — возмутились подружки, каждая из которых по телесам могла бы конкурировать с купальщицами Ренуара.

— « Да успокойтесь, девочки, мой малыш пока вас невинности не лишит, хотя у него там что-то и выросло. Поинтересоваться не хотите ли?» — тараторила Светлана , расстегивая шорты «своему племяшке» и снимая ему рубашку, — «Майку с трусами сам снимешь»

Денис проснулся от сладких судорог. Он откинул одеяло и увидел, чем закончились эти судороги: яйца и бедра были залиты густой спермой. Член еще содрогался.

Несколько секунд оба опустошенно молчали. Потом Илья дотянулся до стопки салфеток и подал несколько штук Марине.

— Возьми вместо прокладки ненадолго. Потом заменишь:

Марина потянулась, издав звук, больше похожий на всхлип.

— Как ты думаешь, в коридоре очередь уже собралась? И с какими глазами на нас там встретят?

— Ты предлагаешь по одному выходить?

— Какой смысл: Надеюсь, что дети, если они есть в вагоне, по ночам спят:

Первой в коридор выглянула Марина. Просто потому, что стояла ближе к двери. Огляделась и облегченно вздохнула.

Ребята выскользнули из кабины, постаравшись закрыть дверь как можно тише, без щелчка. Впрочем, предосторожности выглядели совершенно лишними. Вагон спал. Стараясь все так же не шуметь, Илья открыл дверь купе и ошалело остановился. На одной из нижних полок на спине лежал Слава, совершенно обнаженная Аня сидела сверху. Причем дверь Илья открыл в самый интересный момент. Остановиться их попутчики уже физически не могли. Секунды не прошло — тело Ани забилось в судорогах, и она упала вперед, на испуганного мужа.

Немая сцена длилась не меньше минуты. А потом все одновременно рассмеялись. Смеялся Слава, смеялась, ничуть не стесняясь своей наготы, Аня, хохотал Илья, заливалась смехом раскрасневшаяся после секса Марина.

Наконец, Илья захлопнул дверь купе. Чтобы и дальше случайно никого не побеспокоить:

Остаток ночь две полки так и остались свободными. Верхние, конечно. На одной из нижних разместились Слава и Аня, на другой — Марина и Илья. Сексом ребята больше не занимались — не то, чтобы не хотелось, но больно уж обстановка была нежной и умиротворенной. Аня и Вячеслав скоро уснули, а Марина с Ильей почти до утра целовались, укрывшись одеялом с головой. Делали то, что не позволяла тесная туалетная кабина обычного купейного вагона, смеялись над собой — могли бы заниматься любовью в купе — соседи возражать бы не стали. Сквозь полудрему ребята чувствовали, как поезд тормозил перед известной каждому жителю двух столиц станцией Бологое, как кто-то шумно прошел по коридору, волоча за собой тяжелые сумки.

Перед прибытием поезда Марина вышла умыться. Когда она вернулась, Ильи в купе уже не было. Не было и его вещей — когда только успел собрать. Только в кармашке свой сумки Марина заметила сложенный листок с номером телефона и несколькими словами.

Не читая, девушка поцеловала лист бумаги и оставила его в купе:

Моя кузина Ольга

Название: Моя кузина Ольга

Когда я был ещё мальчиком, она часто приезжала к нам вместе с мамой, когда мы жили еще в деревне. Её мама была сестрой мой маме, так что Ольга была мне двоюродной сестрой. Многочисленные мамины родственники живут в другом городе, и любой их приезд всегда был праздником и для моих родителей, и для меня. Тётя Клава вообще никогда не приезжала одна, вместе с ней всегда тянулся шлейф нашей многочисленной родни. Они все очень хорошо ко мне относились, а вот Ольга меня всегда почему-то смущала.

Я никогда не называл её Олей, всегда — Ольгой. Она была старше моей сестры, была крупной девочкой с округлыми формами, с длинной косой и с глубокими, тёмными, выразительными глазами. Её грудной, ласкающий, немного в нос голос действовал на меня всеохватывающе и неотразимо. Моя наблюдательная двоюродная сестричка быстро заметила тот эффект, который она на меня оказывала. Я помню, как она иногда подходила ко мне, и внимательно смотрела на меня сверху вниз своими бездонными карими очами. Смотрела в упор, без улыбки, прямо мне в глаза, и не отводила глаз. В горле у меня всё сжималось, и я не мог выдавить из себя ни слова, а только заливался и заливался краской. В конце концов, когда щёки у меня начинали пылать малиново-вишнёвым огнём, моя сестричка разражалась громким и вместе с тем глубоким воркующим смехом. Я срывался с места и убегал, а она кричала вслед: — Олежка, Олежка, ты куда! Иногда она бежала за мной вслед, притворно топая и крича: — Вот сейчас догоню! Я убегал в огород и там, у забора, рыдая от оскорблённого мужского достоинства, хватал палку или высохшую ветку малины, вымещал свою обиду на лопухах и зарослях крапивы.

Я помню, как мы однажды с Ольгой и с сеcтрой отправились купаться на речку. Купаться я не любил, да и тем более не пошёл бы на речку с сестрой, но мама меня попросила сопровождать сестричек. На глазах всех моих родственников я отказать не посмел и поплелся к речке вслед за с сестрами, слушая глупую девчоночью болтовню моей сестры. Ольга, как мне казалось, внимательно выслушивала всю эту дребедень и иногда по — взрослому степенно и рассудительно высказывала своё мнение. На речке я демонстративно сел на мостик спиной к моим сёстрам, болтая ногами в воде.

Остаток ночь две полки так и остались свободными. Верхние, конечно. На одной из нижних разместились Слава и Аня, на другой — Марина и Илья. Сексом ребята больше не занимались — не то, чтобы не хотелось, но больно уж обстановка была нежной и умиротворенной. Аня и Вячеслав скоро уснули, а Марина с Ильей почти до утра целовались, укрывшись одеялом с головой. Делали то, что не позволяла тесная туалетная кабина обычного купейного вагона, смеялись над собой — могли бы заниматься любовью в купе — соседи возражать бы не стали. Сквозь полудрему ребята чувствовали, как поезд тормозил перед известной каждому жителю двух столиц станцией Бологое, как кто-то шумно прошел по коридору, волоча за собой тяжелые сумки.

Давайте будем совместно делать уникальный материал еще лучше, и после его прочтения, просим Вас сделать репост в удобную для Вас соц. сеть.

Оцените статью
Супер мама всегда поможет — только лучшие советы